История

Возникновение Церкви ЕХБ в г.Никополь

Первая группа единоверцев образовалась в 1908 г. В настоящее время кроме центральной Церкви по ул.Чумацкой,2 (Тельмана) действут еще две Церкви. «Ворождение» в старой части города по адресу: ул. Довгалевская 6, и «Благодать» на третьем участке по адресу: ул. Кольцова 19.
19072015612

Центральная Церковь ЕХБ г.Никополь


Сегодняшним событиям предшествует история, которая берет начало от дней нашего Господа Иисуса Христа. Он сказал: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». (МФ. 16:18).
    Когда посмотрим на пройденный путь Церкви Христовой, то с благодарностью можем отметить любовь и верность Божью к Своему народу, к Церкви Его. Слава Ему вовек.
    Основанию Никопольской Центральной Церкви ЕХБ в 1908 г. предшествовали следующие события.


Возникновение первых общин ЕХБ в Екатеринославской
губернии(Днепропетровская область)


Основными предпосылками евангельского пробуждения украинцев были свободолюбивый дух народа и искание правды Божьей. Среди украинцев стали появляться отдельные личности, ищущие выхода из духовного мрака. И этот выход они находили в Евангелии. В меру своих познаний они старались делиться своими духовными открытиями с другими искателями правды Божьей. Так появились первые местные сельские проповедники — предвестники евангельского пробуждения на Украине. Немалую роль сыграло и то, что в те далекие годы в наших краях начали появляться менонитские колонии. В одной из таких колоний Фриденфельд (ныне Мирополь) работал батраком молодой крестьянин Петр Игнатьевич Лысенко, родом из Софиевки.
Наблюдая за жизнью верующих менонитов, и тот факт, что они часто читают Евангелие и молятся не имея икон и не осеняют себя крестным знамением, побудил его вникнуть в Евангелие и убедиться в правильности их исповедания. Будучи малограмотным, но весьма любознательным, Петр Игнатьевич без посторонней помощи начал внимательно читать Евангелие и скоро Господь озарил его сердце и разум, и он познал истину.
В 1870 г. Петр Лысенко сознательно пришел к вере во Христа как своего личного Спасителя.
    15 июля 1875 г. Петр Игнатьевич принял водное крещение по вере. Весть о том, что Петра Лысенко «перекрестили», быстро облетела село Софиевку. Узнал об этом и его отец, который ему заявил: «Ты мне больше не сын, чтобы я тебя не видел в своей хате», — и выгнал сына и его жену из дому. На это очень сердечно откликнулись братья менониты и помогли быстро построить ему хату, где он и жил до своей смерти. Умер он в 1934 г. В возрасте 80 лет.
В 1875 г. было положено начало проповеди Евангелия в селе Софиевка, а позже в Криничеватом. Из односельчан первыми уверовали Яков Павлович Бажанов и Семен Климович Гошко, а за ними последовали и другие.
В 1876 г. совершалось первое крещение уверовавших во Христа через проповедь Лысенко. В том же году, еще не окрепшую духовно церковь постигло испытание: братья Лысенко, Гошко и Бажанов были преданы суду за совращение православных людей в «секту». Суд осудил каждого к одному году тюремного заключения. После отбытия наказания вновь зазвучало евангельское слово с еще большей силой.
Петр Игнатьевич пошел с той же проповедью и в соседнее село Криничеватое, где сердечная почва для Слова Божьего была весьма восприимчива и первыми уверовавшими были четыре родных брата: Меркурий, Никифор, Моисей, Иустин Кузьменко; но против них было воздвигнуто сильное гонение, так что они вынуждены были покинуть родное Криничеватое. На месте остались не менее ревностные братья: Исакий Яковлевич Ходак, Исакий Ивлевич Остасшко, Кондрат Леонтьевич Криворотько, Поликарп Головко и другие.
Начиная с 1885 г. вплоть до 1915-1916 гг. общины еще не окрепшие духовно, постигали тяжелые испытания. Царское правительство и оберпрокурор Синода Победоносцев начали кампанию преследования «сектантов». Верующим того периода пришлось переживать жестокие гонения и пройти путь многих скорбей и испытаний. Богослужения проходили тайно, по домам в ночное время. Двери в домах, где собирались для совместных молитв, закрывались на крепкие запоры, а окна закладывались подушками, так как православные фанаты по наущению своих пастырей бросали камни в окна, где жили так называемые «сектанты». Крещения совершались в ночное время втайне от посторонних. В ноябре 1887 г. были арестованы и преданы суду семеро верующих братьев (Лысенко, Гошко, Бажанов, Головко, Шипша, Коряков и Стоялов). Все они были осуждены на разные сроки тюремного заключения, а брат Стоялов сослан в Сибирь.
Скоро слух о «новой вере» распространился по всей Екатеринославской губернии и по многим местам юга России. Невзирая на массовые преследования, Господь совершал великое пробуждение в народе. Сохранились сведения, что в селе Томаковке в 1910 г. трижды совершалось крещение уверовавших. В первое крещение крестилось 90 человек, во второе 60 и в третье- 20 человек. К этому времени образовались общины в нашем регионе, в селах: Царская Милость (Новокиевка), Новониколаевка, Томаковка, Красногригорьевка.

                       Возникновение Церкви ЕХБ в г.Никополь

  В город Никополь приезжали братья Кондрат Леонтьевич Крыворотько и Исайя Яковлевич Ходак. Свидетельствуют, что они были люди простые, но располагающие к общению с ними. Занимаясь сельским хозяйством, им необходимо было ремонтировать сельхозинвентарь, и с этой целью они привозили его в Никополь к потомственным мастерам кузнечного дела. Это был Иван Карпович Сикачев, у которого было пять сыновей Алексей, Дмитрий, Давид, Дорофей, Трофим; и две дочери — Ефросинья и Анна. Вся семья была очень религиозной, ревностно посещала РПЦ, где Дмитрий нес служение регента, а Давид пел в хоре. Во время приезда братьев Крыворотько и Ходак по вечерам проходили задушевные беседы о Слове Божьем и в скорости Иван Карпович, и его жена, а немного позже и их дети, кроме старшего Алексея, который сгорел от водки, уверовали и приняли крещение в Криничеватом, продолжая потом проводить собрания у себя на дому. К ним присоединились другие души, ищущие истины, и таким образом в 1908 г. создалась первая группа единоверцев.   Первые уверовавшие в Никополе, кроме семьи Ивана Карповича Сикачева, были Михаил Андреевич Бегман; братья Праники: Максим Аввакумович, Карп Аввакумович, Антон Аввакумович; Михаил Гаврилович Крохмаль; Тимофей Тимофеевич Драчев; братья Похиленки: Митрофан Тимофеевич и Федор Тимофеевич и их семьи.
Дмитрий Сикачев, будучи регентом православной церкви, когда уверовал, то к нему приезжали несколько раз и убеждали вернуться в лоно Православной Церкви. Одно отвечал им Дмитрий: «Довольно служить мертвому Богу; я теперь служу живому Богу». Дмитрий сразу организовал хор из мужских голосов и разучил первый христианский псалом «Дух, творивший жизнь над бездной». (Тимпаны, 3).
   С братом Дмитрием произошел несчастный случай. Поздней осенью он переправлялся из плавней на пароме. Перегруженный паром начал тонуть. Дмитрий бросился в ледяную воду вплавь. После этого заболел воспалением легких и умер. Российская Православная Церковь, как еретика, не разрешила его хоронить на общем кладбище, а похоронили его на месте, отведенном для захоронения самоубийц. На другой день после похорон, родственники пошли на могилу Дмитрия, но там за ночь православные фанаты все разровняли, и то место забросали всякой мерзостью. Так отошел в вечность первый регент Никопольской Церкви.
Относительно Никопольской Церкви надо отметить, что с начала основания она принимала структуру христианской общины. Был избран первый руководящий церкви, некто Кравченко, который после уклонился от веры. Он был человек деятельный, с организаторскими способностями, но еще не утвержденный и не испытанный в вере.
Вместо Кравченко был определен руководящим общины брат Тимофей Тимофеевич Драчев, который руководил до 1923 г., а после него был избран уже пресвитером брат Михаил Гаврилович Крохмаль. В его доме, на Лапинке, проводились служения. В 1937 г. был арестован и осужден на 10 лет заключения. После отбытия срока он возвратился домой и работал некоторое время сторожем в Молитвенном доме, где и жил, потому что по возвращении его из заключения, жена его оставила и продала дом. Он вскорости отошел к Господу, сохранив Ему верность во всем.
После длительного преследования со стороны православия, евангельско-баптистское братство получило свободу вероисповедания. Открылся период проповеди Евангелия. Этому содействовал декрет от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», который определил равные права для всех конфессий.
Это было благоприятное время для проповеди Евангелия и взаимных контактов с окружающими общинами. Никопольчане постоянно поддерживали общение с Новокиевкой, Томаковсkой, Новониколаевкой, Красногригорьевкой и другими общинами.
Во время прекрасной свободы крещения совершались открыто, при стечении множества людей на Осводе и в реке Лапинка. Для поддержания порядка каждый раз выставляли наряд милиции. При этом полезно напомнить для нашего практического опыта, что история церкви переживала свободу, но, к сожалению не всегда она выдерживала испытание свободой.
Как уже упоминалось ранее, этому периоду предшествовали суровые преследования. Во время становления Церкви в этих условиях она крепла и мужала. А когда пришли времена свободы — Церковь не растерялась, и этот период еще теснее сплотил Церковь для выполнения великого поручения Иисуса Христа и «они пошли и проповедовали при Господнем содействии». (Мр. 16:16).
В начале 30-х годов, когда окончилось время свободного благовествования и начались времена тяжких репрессий атеизма, церковь, закалившись и в испытаниях, и в свободе, могла сохранить верность своему Спасителю.
Это трагические годы культа личности, когда воинствующий атеизм объявил войну с религией. Были закрыты молитвенные дома. Существование общин было поставлено вне закона и братство дорого заплатило за свою верность. Много ответственных тружеников братства и рядовых членов были репрессированы. Иные, как говорит Апостол Павел: «3амучены были не принявши освобождения», « И все сии свидетельствованы в вере. В новом переводе звучит так: «Все они получили одобрение от Бога за свою верность». (Евр. 11:35, 39).
К этому надо добавить, что, невзирая на жестокие преследования церкви, верующие тайно поддерживали общение друг с другом, собирались группами по домам для совместных молитв. Были те служители, которые уходили в подполье и вели координационную работу между общинами.
В числе « изгнанных за правду» были и служители Никопольской церкви:
1. Крохмаль Михаил Гаврилович — 10 лет лишения свободы;
2. Урбан Александр Павлович — умер в заключении;
3. Мухин Роман Петрович — умер в заключении;
4. Беспалов Александр Дмитриевич — 19 лет лишения свободы.
В это тяжелое время были и те, кто в период свободы принимали крещение, присоединяясь к церкви, не переживши возрождения. Когда начались преследования, то они отпали от веры. Их потом привлекли для антирелигиозной работы. Они старались быть хорошими осведомителями, а некоторые занимались перевоспитанием верующих. Иногда их выставляли напоказ, что, дескать, некогда они заблуждались, а теперь прозрели, порвавши с религией. К глубокому сожалению все они оказались жалкими и несчастными людьми. Некоторые, мучаясь в совести своей — спивались и умирали в неприглядном виде под пивнушками.
Во время оккупации было разрешено собираться в дневное время для проведения богослужений. Получив такую возможность, снова начали открыто собираться группами по месту жительства для духовного общения. После освобождения нашей территории от оккупации, к этому времени уже опять было разрешено свободное вероисповедание. Таким образом, богослужения не прекращались. Но к началу 60-х годов атеизм возобновил борьбу с религией, только не путем закрытия общин, а путем ущемления элементарных прав верующих. Они ограничили число проповедников (должно было быть три постоянных), молодежь не допускали до крещения, детей вообще запретили приводить на богослужения, не разрешалось nроповедовать братьям из других общин, даже служителям. Требовали списки членов церкви. Обязывали давать всю информацию о внутрицерковных вопросах. Не допускали в ВУЗы уверовавшую молодежь. Все это ставило церковь в зависимость от противников церкви.
С целью отвлечения людей от влияния религии, атеистические идеологи придумывали всевозможные мероприятия, в особенности в Пасхальные праздники. Устраивали спортивные игры, городские гуляния, воскресники по наведению порядка и т.д. Однажды объявили на Пасху «День бегуна», чтобы все утром вышли в спортивном одеянии, чтобы устроить бегущее шоу. Смешно? Но это так. Можно представить бегущую толпу в 285 млн. человек. Спрашивается: «Куда?» Ответ один: «Просто в никуда».
Апостол Павел говорит: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребство». (Рuм.l:28). Всякий раз звучали угрозы закрытия общины в случае неповиновения требованиям. Глава государства (Н.С. Хрущев) грозился за 20 лет искоренить в Советском Союзе верующих в Бога и на этом покончить с религией. Но не так распорядился Господь. Он возбудил дух народа Своего противостать насилию атеизма, но вследствие разного понимания среди верующих всего происходящего, это привело к разделению по местам.
В 1962 г., в Никополе также отделилась группа в 110 человек. Со временем, когда обстоятельства начали изменяться к лучшему, часть из них возвратилась обратно. Некоторые братья и сестры, которые выступали за позицию против вмешательства в дела церкви, привлекались к ответственности в той или иной форме следственного и судебного расследования.
Немаловажен этот вопрос, в особенности для тех, кто прошли все эти испытания и достиг сегодняшних условий.
За 100-летний период служения Господу Никопольская церковь до 1948 г. Молитвенного Дома не имела. Собирались для служения в частных домах верующих, которые не были приспособлены для проведения собраний. Были также и посторонние люди с добрым расположением к верующим, которые предлагали часть своего жилища для проведения богослужений. Так одна семья в 1930 году, которая проживала в хорошем доме на углу улиц Никитинская и Усова, безвозмездно предложила часть своего дома, но под давлением органов власти, вынуждены были после отказать.
В 1948 г. по разрешению местных органов власти была куплена старая хата с участком земли, которую в 1951 г. реконструировали под Молитвенный Дом. В 1954 г. по решению тех же властей Молитвенный Дом был отобран и передан кирпичному заводу. И вновь начались мытарства по частным домам. У некоторых верующих пытались арендовать часть жилья, но площадь в 30-50 м2 была сверх скромна для 150-200 человек. Во время служений очень часто большинству приходилось стоять, истекая. потом до такой степени, что пол был влажным. Такие условия для верующих были катакомбами ХХ столетия.   На постоянные просьбы и ходатайства об улучшении условий для проведения собраний, начальство города, как правило, отмалчивалось или устно отказывало.
Однажды, на воскресное богослужение пожаловал секретарь горисполкома Иван Остапович Крайник, который наяву увидел в каких условиях молятся о благосостоянии города и страны ветераны войны и труда. После чего сердечный лед слегка тронулся. Нам дали возможность подыскать немного лучшие условия. Мы нашли дом по ул. Тельмана, 2 у сестры Марии Константиновны Бышевой, у которой арендовали половину дома, площадью 50 м2, а после сестре купили дом в другом месте и заняли все помещение под Молитвенный Дом. Для нас он выглядел дворцом. Господь чудесным образом употребил сестру Марию Константиновну для того, чтобы на этом месте существовал Дом Молитвы. Трижды этот дом подвергался реконструкции и пристройкам. Таким образом, Господь испытывал народ Свой условиями и обстоятельствами, за которыми последовали обильные благословения.
В 1988 г. мы отмечали 80-летие церкви, в 1998 г. ¬праздновали 90-летие, в 2003 г. — 95-летие. Все эти годы, начиная с 1988 г., мы испытывали благословенное время, была предоставлена большая свобода для благовестия и проповеди Евангелия.
Сегодня в церкви открыто совершаются все священнодействия: крещение, хлебопреломление, благословение детей, бракосочетания; совершаются праздничные, молодежные, детские, сестринские и евангелизационные служения. Вся церковь нуждается в Божьем благословении ежедневно, и каждое утро проводятся утренние молитвы о нуждах церкви.
Различные направления в служении позволяют выполнять те наставления, которые Бог дает нам через Слово Свое, через книгу Библию. Всякое служение сопровождается общим пением, пением хора, музыкальным сопровождением. И это так¬же Божье установление, Библия говорит: «Воспойте Господу песнь новую … » (Пс. 97:1).
История образования хора в нашей церкви тоже имеет 100-летний период. С первых дней образования церкви пение стало неотъемлемой частью всех служений.
Наша молодежь — это будущее церкви. Молодежный хор, молодежное служение, общение, свидетельства, привлечение в церковь нехристианской молодежи. Наша молодежь активно участвует во всех программах: социальных, миссионерских, евангелизационных и др., обеспечивая таким образом будущее церкви и сами возрастают духовно, готовятся заменить братьев, которые трудятся на ниве Божьей сегодня.
Никопольская церковь также думает о будущем, а будущее нашей церкви — это наши дети. Поэтому церковь поддерживает и развивает детское служение. Постоянно действует воскресная школа, проводятся детские летние лагеря, в праздничных богослужениях принимает участие детский хор.
Большое значение в жизни церкви имеет сестринское служение, которое развивается в разных направлениях: благотворительность, социальное служение, посещение больных и, самое важное — это ночные бодрствования и молитвенные служения.
Социальное служение: помощь инвалидам, одиноким, вдовам, работа с обездоленными детьми, посещение домов престарелых, детских интернатов, больниц с целью принести им Слово Божье, весть о спасении, помолиться об их нуждах, поддержать духовно и материально, принести радость в их сердца. Слово Божье говорит:          « Чистое и непорочное благочестие перед Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях …» (Иак. 1:27).
За все эти годы пройденного пути, при помощи Господа и благодаря совместному служению братьев и сестер Никопольской церкви, было организовано еще две церкви: церковь «Возрождение» и церковь «Благодать».
Благодаря совместному служению церквей организовываются новые церкви в селах Никопольского района.
Бог по особому благословляет нашу церковь в расширении служений — слава Ему! Если создалось впечатление, что историю Никопольской церкви ЕХБ творили люди, пусть даже верующие и преданные Иисусу Христу, о которых рассказано выше, то оно было бы неправильным. Все это Божья работа, а мы все — инструменты в Его руках. Это все благодаря Крови Иисуса Христа, пролитой за наше спасение, это Он создал церковь и дал нам труд, а мы, как Его дети, исполняем Его волю и совершаем свой труд с благодарностью Ему за Его жертву, исполняя Его Слово: « … совершай дело благовестия, исполняй служение твое». (2-Тим. 4:5).
С первого дня образования церкви и до сегодняшнего момента евангельские христиане баптисты стремились унаследовать пример первоапостольской церкви, опираясь на опыт, служение и жизнь прошедших впереди и передать весь опыт служения Иисусу Христу подрастающему поколению.
 

               Пресвитеры Никопольской церкви                                              за  100-летний период служения

Тимофей Тимофеевич ДРАЧЕВ, … -1923 (не рукоположен)
Михаил Гаврилович КРОХМАЛЬ, 1923-1937 (14 лет)
Карп Аввакумович ПРАНИК, 1942-1952 (10 лет)
Федор Максимович РАБОШЕНКО, 1952-1954 (2 года)
Емельян Семенович ПРАЧ, 1954-1967 (13 лет)
Александр Дмитриевич БЕСПАЛОВ, 1967-1975 (8 лет)
Лаврентий Федорович МИСЮРА, 1975-1978 (не рукоположен)
Николай Филимонович КАМЫШОВ, 1978-1992 (14 лет)
Степан Иванович КОРНУТА, 1992-1996 (5 лет)
Николай Михайлович ВЛАСЕНКО, 1996-2001 (4 года)
Иван Васильевич БОКОЧ, 2001- по настоящее время (14 лет)

  Авторы: И.Бокоч, В.Бударин

Написано в 2008 году к 100-летию церкви